Межрегиональный фестиваль авторской (бардовской) песни "Струны души"
www.strunydushi.ru
станица Романовская, Волгодонской район, Ростовская область
Главная
История фестиваля
Участники
Мероприятия
Новости фестиваля
Творчество
Фото, видео, аудио
Карта сайта
Архив
Обратная связь
Карта сайта
Поиск по сайту
Ссылки
Фото
Погода на поляне

Официальные партнеры:

ООО "Мастер"

Общество с ограниченной
ответственностью
"Мелиоратор"

ООО "СПЕЦТЯЖТРАНС-ХОЛДИНГ"


ЗАО "Южтехмонтаж"



Торгово-производственная
цветочная компания

Фабрика мебели...

...и сеть магазинов

ЗАО "ЦСМЗ"

Вход на сайт
Статистика
Посетителей: 47194465
Станица Романовская. История края | Печать |
... Населенные пункты, как и люди, имеют свои даты рождения. Во многих случаях известны и фамилии основателей. Например, любому русскому человеку известно, что столица наша была основана в 1147 году князем суздальским и киевским, шестым сыном Владимира Мономаха – Юрием Долгоруким. В этот же год встретился Долгорукий с Новгород-Северским князем Святославом Олеговичем в небольшом поселении Москва, о чем упомянуто в летописях. Дата первого упоминания в официальных документах и является датой основания – таков один из главных исторических законов.
Современная столица Донского края – Ростов-на-Дону - была основана 15 декабря 1749 года, когда указом императрицы Елизаветы Петровны повелено было учредить пограничную таможню «вверх по реке Дону от устья реки Темерник…».
Вскоре близь таможенного поселка на донском берегу 23 сентября 1761 года заложена была новая крепость и новым повелением дано ей имя святого Димитрия Ростовского. Святой этот был из «свежих», незадолго до этого возведенный в святой сан. При жизни он – сын малороссийского сотника Саввы Туптало - звался Данилой, наречен при пострижении в монахи Димитрием – стал образованнейшим человеком, получившим высокий сан в церковной иерархии, - митрополита Ростовского и Ярославского. Через 40 лет после смерти церковь причислила его к лику святых, а волею императрицы имя служителя церкви навечно соединилось с военной крепостью.
Но это факты известные. О времени рождения других городов и поселков нередко спорят. И ничего удивительного в этом нет. Чем старше населенный пункт, тем труднее отыскать и назвать совершенно точную и определенную дату его появления.
Да и сама эта дата тоже ведь не так уж очевидна. С чего начать отсчет? Со времени, когда появилась первая хата, выстроился первый дом? Или когда выросло целое поселение, вырос и официально признан поселок?
Станица Романовская – старая казачья станица, раскинувшаяся на берегу Тихого Дона, несомненно, имеет и свою дату рождения, и своего основателя. Однако никому пока не удалось выяснить, кто и когда точно ее основал.
На въезде в районный центр указано: «Станица Романовская. 1672 год». Некоторые старожилы, ссылаясь на исторические источники, оспаривают эту дату, доказывают, что станица приближается к своему 400-летию и будет праздновать его в 2013 году. Официальные документы не дают возможности доказать это. Есть один точный свидетель всех тех давних событий. Он знает, кто и когда основал станицу. История станицы неразрывно связана с этим свидетелем – Дон…
«Ай да ну, кормилец ты наш, Тихий Дон,
Доночек ты, наш Дон да Иванович!
Ай да про тебя–то, наш тихий Дон,
Да лежит она, слава добрая,
Слава добрая, да речь хорошая!» - так поется в одной из старинных романовских казачьих песен. Но он молчит, не желая выдавать тайну рождения станицы.
Мы же постараемся изложить обе версии, какая из них ближе к истине – судить читателю.
В 1912 году в журнале «Донские Епархиальные Ведомости» была опубликована статья священника станицы Анатолия Наумова, писавшего, что в 1913 году у них будет два праздника – 300-летие династии Романовых и станицы Романовской. В связи с избранием на престол в 1613 году Михаила Федоровича Романова казачий войсковой атаман Михайло Степанович Чершенский отправляет в Москву делегацию «бить Государю челом от вольнаго Дона и от всего Войска Донского». Молодой царь приветливо встретил посланников. Одарил их и с ними на Дон прислал похвальную грамоту. С этого времени вольное Войско Донское окончательно входит в состав Московского царства. «Чтобы закрепить в памяти потомства означенные события,…атаман Михайло Чершенский основывает на Дону станицу. Которую и называет в честь царствующего дома Романовых Романовскою станицей. Это случилось, несомненно, в том же 1613 году…» (Ростовский государственный архив, неофициальный отдел, газета «Донские Епархиальные Ведомости, 1 октября 1912 г. № 29).
По версии Наумова, атаман Чершенский выделил сто казаков, указал им место, где они должны были поселиться, позволил им жениться, строить жилье, обзаводиться хозяйством. Так станица начала обживаться и расти на правом берегу Дона в лучке, на низменном месте, ежегодно затопляемом в период паводка.
Но подтвердить эту версию документально нельзя, а опровергающих фактов достаточно.
Через земли донские проходил маршрут посольской экспедиции, поэтому в 1614 году голландцем Г. Герритсом была составлена подробная карта мест, в 1633 году – еще одна карта голландцем И. Массом, но ни на одной из них не отмечено расположение Романовской, да и других населенных пунктов на картах в нашем краю нет.
Что касается атамана Михайло Чершенского, то в списках атаманов Области Войска Донского такого нет. В источниках 1556, 1558 годов как участник битв с Литвой (Ливонская война) упоминается казачий атаман Михаил Степанович Черкашенин. Он погиб в 1582 году, поэтому основать станицу, как пишет священник Наумов, он не мог.
Но в работах Р.Г.Скрынникова упоминается еще один геройский атаман Иван Степанович Чертенский (более известный как Смага Чершенский) – выходец из захудалого литовского рода. В 1613-1615 годах он называется в числе семи наиболее известных понизовых атаманов. Был ли он причастен к возникновению нашей станицы - неизвестно, но в 1616 году казаки изгнали Смагу из атаманов.
По мнению областных историков, все версии о возникновении станицы в 1613 году являются литературными и опираются на работу Мордовцева «Доно-Каспийская степная область», опубликованную в книге «Живописная Россия: Отечество наше в его земельном, историческом и бытовом значении», изданной в 1899 году Сибирским издательством товарищества Вольфа: «В историческом отношении могут быть упомянуты две станицы – Романовская и Потемкинская: первая из них основана в память поимки казаками своего «вора» Ивашки Заруцкого с «Маришкою – прелестницею» и названа так в честь дома Романовых», но исторических документов, подтверждающих сей факт, - нет. Поэтому дата основания неизвестна, а 1672 год является датой первого упоминания станицы в исторических источниках. Можно создавать десятки версий, когда появилась наша станица, а время ее существования до обнаружения новых источников отсчитывать все же от 1672 года.
7 декабря 1672 года донской атаман Фрол Минаев отправил в Посольский приказ Москвы доклад о городках, возникших по Дону. Упомянул он 48 городков, под номером 29 значился Романовский городок.
Первоначально станица находилась на правой стороне р. Дон, в двух верстах (2,12 км) к западу от нынешней станицы. Но река начала постепенно менять свое русло, и Романовская оказалась на левой стороне, открытой для неприятельских нападений. Особенно тревожили поселенцев кубанские татары (кубанцы) и черкесы. Так, летом 1706 года они разорили Цымлу, Тернов, Кумшак, Романов и Каргалы. Казаки нагнали захватчиков на реке Сусат в районе Раздорской станицы и отбили все похищенное. Пострадала Романовская и в 1735 (по другим источникам – в 1737) году, когда была уничтожена соседняя Кумшацкая станица. В ночь на 30 июня взяли в плен возле станицы 5 отставных и 1 служилого казака, 22 казачьих жены, 9 мальчиков и 21 девочку, отбили у станичников 450 лошадей, 1050 коров, 50 телят, 3000 овец, сожжено 54 летних база, 3000 копен хлеба, оставшегося в поле. Большой урон был нанесен подсобным хозяйствам, а казаки жили зажиточно. Еще одному нападению станица подверглась в 1749 году, но о количестве нанесенного ущерба сведений нет.
Неспокойная жизнь в ожидании врага, сильные разливы, и, как следствие, затопление станицы заставили казаков перенести поселение на правый берег Дона, где отыскали они более возвышенное место. Точная дата этого переселения не установлена, но хранится в Ростовском Государственном архиве разрешение Воронежского Преосвященного, к епархии которого принадлежало тогда Войско Донское, датированное 1751 годом, на перенесение деревянной Архангельской церкви на место нового поселения. В тот год в приходе числилось 75 дворов и 517 прихожан, церковную службу вел один священник и два причетника.
В 1757 году церковь освящена во имя Архистратига Михаила и было описано ее имущество. Как видно из описи, имущество было скудным: «сосуды оловянные, напрестольное Евангелие в медной оправе, крест чеховой, священнических риз две и два деревянных подсвечника» (Ростовский госархив, неофициальный отдел, «Донские Епархиальные Ведомости», 1882 г., №19).
К 1763 году приходских дворов стало меньше, и числилось за церковью их 65, в них проживало 476 человек.
В начале 1771 года в Китай ушли 28 тысяч калмыцких кибиток, и степь между Доном, Волгой и Предкавказьем опустела. Тут же воспользовался этим горский князь Цукур (Сокур-Аджи Карамурза). 30 июня на восходе солнца станица была захвачена: убито 7 и в плен взято 54 человека, полностью разграблена и разорена церковь, несколько икон разрублено, вывезены церковные сосуды, оклады икон, свечи, ладан и даже языки от колоколов.
В «Донских областных ведомостях» за 1902 год (№ 226) было рассказано о судьбе уведенной тогда черкесами жены казака Куприяна Невидимова – Прасковьи. Спустя 6 лет, поехавший «с торгом в Большую Кабарду казак Павловской станицы Алексей Синилин встретил ее в жилище Кабак-бея-Мусатовича, по прозвищу Бабук-Хабли, на горе Бештау», в районе нынешних Кавказских Минеральных Вод. Атаман Алексей Иловайский, которому доложили об этом, поручил полковнику Табунщикову вывезти ее на Дон.
Еще более трагична судьба другой станичницы – Сибирчихи (Сибирсковой), описанная донским историком Андроником Савельевым. Она маленькой девочкой была угнана в плен ногайцами. Спустя десятилетия казаки напали на этот аул, казачка помнила к тому времени одно только русское слово: название своей станицы, поэтому ее и опознали. Казаки восстановили справедливость и вернули похищенную казачку в родные края. Савельев застал ее еще живой столетней старухой, которая часто выходила в степь, смотрела в ту сторону, где она была в плену, плакала и причитала: «Детки, мои детки!!!». В плену она была выдана замуж и имела детей – ногайцев, с которыми ее и разлучили.
Сокурово нападение, известное как «Романовское разорение», сыграло роковую роль в судьбе бывшего войскового атамана Степана Даниловича Ефремова, который в ноябре 1772 года был арестован, препровожден в Санкт-Петербург и отдан под следствие и суд. Обвинялся он в расхищении войсковой казны, взятках и мятеже, поднятом казаками 1 октября 1772 года. Военный суд, рассмотрев дело, признал, что:
  1. Ефремов не исполнял многие повеления Главнокомандующих армиями;
  2. В 1769 году собрал на Крымской стороне до 10 тысяч казаков и продержал довольно долго безо всякой пользы;
  3. При Романовском разорении не велел преследовать неприятеля далее реки Ея…
Было еще три пункта, но и этих вполне хватило, чтобы признать его виновным в государственной измене. Приговор, вынесенный Государственной Военной Коллегией, гласил: «… к лишению живота, а именно, повесить правильно».
Но в грамоте от 28 апреля 1773 года говорилося: «Ея Императорское Величество по беспредельному своему милосердию от приговоренной судом смертной казни и телесного наказания …простить …лиша всех чинов, отлучить от здешнего общества и жить вечно в Пернове, куда уже он отправлен».
Со временем смягчили и это наказание. Доживал бывший атаман Ефремов свой век в Петербурге и похоронен был в 1784 году в Александрово-Невской лавре, немного не дожив до 70 лет.
Тяжелыми последствиями для Романовской мог обернуться очередной набег в 1773 году, когда многие станичники и почти весь скот были угнаны снова. Но на этот раз успели передать сообщение в Цымлянскую, где квартировал Илья Рышкин, старшина, которому была поручена оборона этой части Дона. Собрав 130 казаков, 67-летний ветеран бросился по следу уходивших захватчиков, настиг их и отбил все захваченное, перебив при этом 40 налетчиков. На подмогу подошли еще 170 казаков-цымлян и начали преследовать оставшихся. Но будучи уже налегке, понеся значительные потери, татары на этот раз смогли оторваться от преследования.
Три года не могли оправиться станичники от разорения, лишь в 1774 году получили «благословенный указ» на постройку вместо ветхой разоренной церкви новой, но на том же месте. Строилась церковь силами станичников и была освящена только 7 ноября 1782 года (» (Ростовский госархив, неофициальный отдел, «Донские Епархиальные Ведомости», 1882 г., №19).
Одиннадцать лет не совершали романовцы литургии, жили «вдали от Бога».
В 1815 году указом из Воронежской Консистории было велено ветхость церкви исправить и подвести под нее каменный фундамент. Исполнен сей указ казаками–станичниками или нет - неясно, но есть свидетельство о том, что в 1818 году была построена при церкви деревянная колокольня.
Когда станица точно переселилась на настоящее место - неизвестно. Из плана съемки 1820 года видно, что она еще «сидела» на правом берегу Дона, а на месте ее настоящего поселения находился хутор Задонский. В кратком историческом очерке о ст. Романовской упоминается, что с 1840 г. станица перенесена на нынешнее место.
Церковь Архистратига Михаила просуществовала до 1842 г., а 4 октября около полуночи по неизвестной причине вспыхнул в ней пожар, потушить который станичники не успели. Вместо сгоревшей была построена в 1846 году на новом месте новая церковь – деревянная, но на каменном фундаменте. С такой же колокольней, однопрестольная. Стоимость этой постройки равнялась 13 тысячам рублей. Однако самую большую ценность представлял подарок правления Войска Донского – резной иконостас, заказанный в Санкт-Петербурге и стоивший 25 тыс. рублей.
События следующих лет были печальны для станицы: романовцы пережили опустошительную эпидемию холеры, которая значительно уменьшила количество станичного населения. Такая же эпидемия вспыхнула и в 1891 году. В 1853 г. из-за пожара дотла выгорело 25 дворов.
Тяжела была жизнь донского казака. Основным источником дохода считалась военная добыча. Отправляясь в дальние походы, строили они струги. По возвращении добычу дуванили (делили) между собой. Природа Донского края позволяла заниматься охотой и рыболовством. Возвратившись из поездок «за зверьем и рыбою вдоволь и надолго» казаки «торговали и выменивали всякие товары и харчи, зелено вино, мед-сырец и хлеб».
На занятие земледелием вплоть до конца 18 века был наложен запрет, «чтоб никто нигде хлеба не пахал и не сеял, а если станет пахать, то того бить до смерти и грабить». Хлеб, как и оружие, порох и сукно, получали они в качестве царского жалования. Но привозного хлеба стало не хватать – это заставило казаков заняться земледелием. Служивые казаки получали земельный надел в 20 десятин. Кроме того, за верную службу царю по охране южных границ они пользовались правом беспошлинной торговли, освобождались от государственных податей и повинностей.
Денежные казаки, атаманы и старшины скупали лучшие земли, леса и угодья, а для работы на них нанимали иногородних безземельных крестьян как дешевую рабочую силу. В то время, когда дворяне и зажиточные казаки имели свыше 300 десятин земли каждый, тысячные табуны лошадей и отары овец, крестьянам принадлежало менее 10 десятин на душу мужского пола, так как на женщин и детей земля не выделялась.
Многие крестьяне хотели бы стать казаками. Но для этого надо было прожить на Донской земле много лет, обзавестись личным хозяйством, иметь коня с полной амуницией, оружие и казачью форму, стоившую свыше 300 рублей серебром. Так что безлошадная голытьба, не имея средств, так и оставалась голытьбой. И все же как ни славны, долгожданны были казачьи походы, служба становилась тяжким трудом. 19 лет службы (2 года в подготовительном разряде, 12 лет в строю и 5 лет в запасе), частые походы, непосильные расходы, сторожевая охрана и несправедливые назначения на службу были для казаков тяжким бременем. «Терпи, казак, – атаманом будешь», «Жизнь собачья, да слава казачья» - эти пословицы свидетельствуют о нелегкой доле служивого.
Зато вольготно жилось казачьей верхушке. В донесении правительству старшина Серебряков сообщал, что войсковой атаман и старшины «наглыми обидами и насильно вспомогательными граблениями довели казаков до самого крайнего разорения…, отчего почти все сильно задолжали, бедные казаки принуждены юрты свои, сенокосы и прочие угодья заложить у старшин с большими процентами» (ЦГАДА, р. XX, оп.1,д.54,г.2, л.132, ф. 259, оп. 22, д.1576).
Огромная масса людей, прийдя на вольный Дон, вновь оказалась под тяжким бременем гнета. Рядовые казаки и масса беглых, чье положение ухудшалось, являлись опасной силой. Да и вести из России доходили до донских степей.
Под воздействием слухов о Крестьянской войне под предводительством Емельки Пугачева в 1775 г. казаки «из станиц Цымлянской, Романовской и других хуторов собрались в Кумшацкой и против командиров своих взбунтовались, старшего утопить хотели, избили одного полковника и разъехались». Это было первое свидетельство казачьего неповиновения.
Население станицы было в основном неграмотным, лишь приезжие умели читать и писать, но не хотели казаки быть от них зависимы. Как только начали создавать после отмены крепостного права в России народные училища, станичный сбор Романовской вынес приговор: «Граждане Романовской станицы, по разным домовним и семейным неудобствам не могут воспитывать в других соседственных приходских или окружных училищах детей своих; не пользуясь же образованием в оных почти не имеем грамотных людей – своих станичников; по таким обстоятельствам и дабы впоследствии вовсе не лишиться грамотных из людей казачьего звания, через что общество будет в затруднении избранием лиц в какие-либо должности по станице, кои обязаны ведать о силе государственных узаконений, а таковые будут и напротив…». Эта констатация фактов и одна из перспектив приведены были для обоснования необходимости открытия училища в станице. В 1862 г. было открыто первое учебное заведение – 3-классное мужское, чуть позже – женское. В распространении образованности станица стала одной из самых передовых на Дону. Бытовали пословицы «Бабе дорога от печи до порога», «Девкам в армии не служить и писем не писать», поэтому, мол, грамота им не нужна. Важность введения женского образования была объяснена в статье С.С. Робуша «О народном образовании в войске Донском», изданной в 1867 году в сборнике «Труды Донского войска Статистического Комитета» в Новочеркасске: «По условиям казачьего быта, воспитание ребенка исключительно лежит на попечении матери. Казак только временно, гостем проживает в кругу своей семьи, пока новая очередная служба не оторвет его от семейства; таким образом и семья, и хозяйство остаются на руках матерей, которые при отсутствии в них всяких начал воспитания сообщают детям тот запас суеверия, предрассудков и грубых инстинктов, какой сами вынесли из своего детства.».
Уже в те давние годы существовал процесс инспектирования при открытии образовательных учреждений. В 1867 для обследования Романовского училища прибыл в качестве инспектора учитель чистописания, рисования и черчения из Новочеркасской гимназии Егор Ознобишин. В Ростовском государственном архиве хранится акт обследования, который и послужил, по-видимому, основанием для создания более высокого по статусу учебного заведения в станице: «Романовское училище. Учитель Туляков. 2785 жителей, старообрядцев 669. Дом училища очень хорош и помещение чистое. Библиотека крайне бедна по одному географическому. Особых замечаний не имеется. 1867. Июль, 20 день». (Ростовский госархив, ф.358, оп. 1, д.353)
Помимо процесса образовательного, успешно осуществлявшегося в станице после открытия народных училищ, во второй половине XIX-го века шло постепенное перетекание верующих из старообрядчества в единоверие, а затем уже из него - в ортодоксальное православие. В 1891 году «Донские епархиальные ведомости» сообщают о группе казаков Романовской, исповедующих православные каноны, среди них Аносовы, Гладковы, Морозовы, Скакуновы, Сысоевы, Хухлаевы.
Так росла и развивалась станица, считаясь одной из передовых на Дону. 4 августа 1864 года случилось важнейшее событие - Романовскую посетил Наследник Государя Цесаревич и атаман всех казачьих войск Николай Александрович. Слава о романовских казаках, по-видимому, долетала до столицы, раз почтил ее вниманием будущий император, второй сын Александра II-го, прозванного в народе «Освободителем» в честь отмены крепостного права.
Станичное романовское общество приняло решение возвести в честь этого события чугунный памятник. На каменный фундамент и деревянную ограду средства были выделены из общественной станичной казны. На постройку фундамента затрачено 175 рублей, ограда обошлась станичникам в 14 рублей 90 копеек. Об этом есаулом Поповым был немедля отправлен рапорт наказному атаману Войска Донского генерал-майору Фомину 4 ноября 1866 года.
Сам же памятник был изготовлен на деньги Войска Донского и заказан на чугунно-литейном заводе Фронштейна в г. Ростове. 13 сентября 1866 года памятник был доставлен в станицу на пароходе, а сопровождал его слесарный мастер Перепонов. На основании предписания войскового старшины Родионова от 10 августа 1866 года за №132, памятник был торжественно установлен 14 сентября на приготовленный фундамент на ул. Донской. В приходской церкви отслужена литургия. К памятнику прошел крестный ход, отслужен молебен с водоосвящением и панихида за упокой его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича Николая Александровича, который так и не взошел на престол, скончавшись в 1865 году в Санкт-Петербурге от туберкулеза. Жители станицы приняли решение «панихиду при памятнике служить ежегодно в 14 день сентября» (Ростовский госархив, ф. 46. оп. 1,д 790, л 3-4).
Затем в станицУ была прислана инспекция, которая установила и доложила в атаманскую канцелярию Войска о том, что фундамент «возведен вообще исчисто и оштукатурен непрочно, а потому следует работы произвести более удовлетворительным образом, чего теперь по позднему времени года неудобно сделать и по необходимости отложить оныя до весны» (Ростовский госархив, ф. 46. оп. 1,д 790, л 5). Началась долгая и многочисленная переписка, рапорта и объяснительные по поводу допущенного брака.
15 августа 1867 года в новом рапорте станичного атамана урядника Савостьянова было доложено не только об устранении замечаний, но и о том, что каменный фундамент окрашен темно-зеленою краской, ограда покрашена желтой, а пояски на ней – голубой краской, памятник – черной, а герб Войска Донского поверх памятника вызолочен. Затрачено при этом 45 рублей серебром из «доброхотных приношений граждан». Так исправили романовцы допущенную небрежность по отношению к государственному лицу.
К сожалению, ни памятник, ни его описание до сегодняшнего дня не сохранились….
Упоминается о нем только лишь в отчете 1900 года личного архива Грекова (Ростовский госархив, ф. 162. оп. 1, д 58, л 47). Когда памятник был убран, да и куда – вот что интересно было бы узнать.
Жизнь станичников в XIX веке была нелегкой. Долгое время основной заработок давал соляной извоз. За солью на Маныч ездили на волах, делая за лето 2-3 ходки. На 3 возка, а иногда их количество доходило до 6, был один сопровождающий. Стандартная норма загрузки на один воз составляла 85 пудов, но некоторые умудрялись взвалить до 120-ти, а это 1,5-2 тонны. Платили по 4 рубля с воза, продавали по 40 копеек пуд. Так что 30-40 рублей с воза было доходом перевозчиков.
Собирали соль бедняки из иногородних (пришлых на Дон), которые сбивались в артели по 5-7 человек, очень редко занимались сбором соли сами перевозчики. Соль лежала на поверхности озер толщиной в несколько сантиметров. Ее собирали лопатами в кучи, потом сгружали на некое подобие саней. Эти сани вытаскивали за сотни метров воловьими упряжками на канатах и перегружали соль на возы.
Продавали соль на ярмарках, возили по Дону вниз: в Гниловскую и Елисаветовскую и вверх – до Казанской включительно.
Этот род деятельности по-особому влиял на семейный уклад. Даже 50-летние казаки не спешили покидать семьи своих родителей, ведь с братьями заниматься соляным извозом было сподручнее. Большого богатства это не приносило. Вместе с тем занятие это требовало определенного капитала. В 60-е годы более полусотни романовцев имели статус торговых казаков: платили в войсковую казну по 200 рублей ежегодно и освобождались от воинской службы. Больше всего богатых казаков было в роду Николаевых, Скакуновых, Беловых, Гнутовых, Гладковых, Забазновых, Исаевых, Персияновых, Хухлаевых, Шаминых. Для сравнения, в ст. Кумшацкой торговых казаков было двое, а на 25 хоперских станиц в начале 60-х годов XIX-го века – четверо.
Несмотря на имеющиеся средства, романовские казаки были прижимистыми и расставаться с накопленными «кровными» не спешили. Так, неоднократно просило общество решить вопрос с местом для причала и, уступив станичникам, Волго-Донское общество по железным дорогам и пароходству из ст. Цимлянской перевезло пристань в Романовскую. (Донской вестник № 28, 1869 год, 21 июля).
В 1888 году в Романовской впервые открыто почтово–телеграфное отделение.
Местная интеллигенция пыталась сохранить за станицей славу наиболее просвещенной станицы в Области Войска Донского. Священник станичного прихода Михаил Наумов обратился к казакам с предложением о создании народной библиотеки. Местные жители собирают книжный фонд по крупицам и сносят в церковь. Накопив достаточное количество литературы, 29 марта 1892 года Михаил Наумов совершил обряд освящения и торжественного открытия Народной уличной библиотеки. Статья о торжестве в станице тут же (благодаря стараниям М. Наумова) была опубликована в журнале «Донские епархиальные ведомости» (1892 год, № 11). Сын Михаила Наумова Анатолий продолжил отцовское дело и в начале века также был священником в станичной церкви. Династия Наумовых, образованнейших людей того времени, сослужила добрую славу в культурном развитии станицы Романовской.

Книга о районе «Волгодонской район: история и современность»
Авторы Виктор Павлович Мельников, Светлана Юрьевна Шендерук
2005 г. ст. Романовская
 
След. »
До XIX -го фестиваля (15/06/2017)
осталось 00 дней
00h : 0min
Последние новости
Видео о фестивале

Посмотреть видеоклип о фестивале...

Фестиваль в соцсетях
Facebook
Мой мир
ВКонтакте
Учредители

Правительство
Ростовской области

Ростовская область

Администрация
Волгодонского района

Ростовская АЭС

Информационные партнеры:

ООО «Телекомпания ВТВ»

Радио «Шансон-Волгодонск»

Телерадиокомпания
«ДОН-ТР»

Телерадиокомпания
"ТНТ Волгодонск"


Поделиться!
ГАС:форум - ГАС Выборы, ГАС Правосудие и другие ГАС |INFOBOX - хостинг php, mysql + бесплатный домен!|Яндекс цитирования| | |
.